В парковой зоне на Волжской набережной города Рыбинск находится уникальная достопримечательность — памятник бурлаку. Единственный в мире, он символизирует собой собирательный образ безвестных тружеников: людей бедных, несчастных, но могучих, сильных телом и душой.

Л. М. Писаревский очень достоверно изобразил бурлака – мужчина старше средних лет, с бородой. Одежда его бедна. Зато в фигуре чувствуется великая сила – мощные плечи, усталый, но при этом гордый разворот осанки. Бурлак изображен в позе «сидя», но кажется, что он вот-вот встанет и отправится на тяжелую работу. Памятник был установлен в 1977 году во время празднования 200-летия со дня присвоения Екатериной II Рыбной слободе городского статуса. Скульптор памятника уроженец города Рыбинск, Лев Писаревский, а архитектор — Н. Лосев.

Скульптура из бронзы «восседает» на огромном валуне, площадка вокруг вымощена булыжником. Высота памятника – примерно в человеческий рост.

Возведение данного памятника в г. Рыбинск не случайно. В начале 19 века Рыбинск, расположенный у слияния трех рек, считался «столицей бурлаков». Через него проходила четверть всех российских судов. Здесь Волга-Матушка делает почти прямой поворот и становится очень полноводной. Такого широкого размаха бурлачества, как эта великая русская река, не знала никакая другая река в мире. Во время путины (весна-осень) в городе собиралось свыше 130 тысяч человек, а ведь постоянное население составляло всего 7 тысяч. Занятость была сезонной, так как речные суда тянули весной и осенью — во время большой воды. Скорость передвижения судов определялась силой ветра. Если ветер был попутный, корабль шел гораздо скорее и легче — ведь поднимался парус, который заметно ускорял движение. Встречный ветер замедлял ход, мешая идти вперед. Люди приступали к работе с рассветом и трудились, не зная отдыха, до наступления темноты, проходя за день 10-30 верст. Бурлаки вручную тянули по Волге огромные суда, груженные хлебом, рыбой, другими грузами. Работа была монотонной, крайне тяжелой — по 18-19 часов в день. Идти приходилось, находясь по пояс в воде, а иногда случалось передвигаться вплавь. Но, несмотря на это, профессия процветала. Многие люди только здесь и могли заработать себе средства на проживание. За 70-дневную путину полагалось до 40 рублей жалования, что давало возможность работникам прожить без нужды более полугода. Чаще всего в бурлаки нанимались обнищавшие крестьяне, солдаты, мастеровые, бездомные в надежде на заработок. Для выполнения заказа создавались артели по 10-45 человек, иногда — до 150. Встречались среди артелей и чисто женские. Женщин гнала на такую работу беспросветная тяжелая женская доля. Условия найма определял «Устав купеческого водоходства», принятый в 1781 году в интересах судовладельцев. Волжское бурлачество делилось на две ветки: верхнее (от Рыбинска до Петербурга) и нижнее (между Рыбинском и Астраханью).

В течение двух столетий Рыбинск оставался своеобразной российской бурлацкой биржей труда. В 20-х годах 19 века на Волге появились первые пароходы, постепенно заменившие каторжный человеческий труд. Практически исчезнувшие к 1870 году, бурлаки оставили свой заметный след в истории. Широко известна бурлацкая песня «Эх, дубинушка, ухнем», пение которой обычно служило для выдерживания темпа движения и координации сил в трудоемкие моменты страгивания судна с места. Наглядной иллюстрацией стала картина «Бурлаки на Волге» Ильи Репина. В 1869 году молодой художник увидел, как люди передвигали неподъемную грузовую баржу, что глубоко взволновало его душу. Тема картины призывает к милосердию по отношению к простому бедному люду. Сюжет перекликается со скорбными строками произведений Н.А. Некрасова «Размышления у парадного подъезда» и «На Волге», в которых поэт коснулся бурлачества как одной из мрачных сторон крепостнической действительности. Рыбинцы хранят память о нелёгкой бурлацкой доле и очень любят монумент бурлака, глядящего вдаль на широкую Волгу.


Автор статьи — Наталья Сивцова